Главная Литература Курсовые работы Дипломные работы Доклады Шпаргалки Сочинения Государственный экзамен Реклама Файловый архив
Главная
Административное право
Арбитражный процесс
Аграрное право
Банковское право
Бизнес адвокатура - профессиональные навыки юриста
Безопасность жизнедеятельности
Гражданское право
Гражданское процессуальное право
Земельное право
Информатика и математика
История России
История отечественного государства и права
История государства и права зарубежных стран
История политических и правовых учений
Концепция современного естествознания
Культурология
Криминалистика
Криминопенология
Конституционное право зарубежных стран
Конституционное право
Логика
Муниципальное право
Математическая статистика
Международное право
Налоговое право
Нотариат
Особенности рассмотрения гражданских дел
Основы бухгалтерского учета
Право народов Кавказа
Правовая информатика
Правовая статистика
Политология
Противодействие правоохранительной преступности
Психология
Права человека и способы их защиты
Право социального обеспечения
Правовое регулирование рынка ценных бумаг
Предпринимательское право
Правоохранительные органы
Право Европейского Союза
Римское право
Страховое право
Судебная психиатрия
Судебная медицина
Статистика национальной экономики
Семейное право
Сравнительное правоведение
Социология
Таможенное право
Теория государства и права
Трудовое право
Уголовный процесс
Уголовное право
Финансовое право
Философия права
Философия
Экологическое право
Экономика
Экономическая статистика
Ювенальное право
Юридическая антропология
загрузка...
Главная arrow Теория государства и права arrow Проблемы теории государства и права arrow Различные подходы к определению понятия права

Различные подходы к определению понятия права

Теория государства и права - Проблемы теории государства и права

Различные подходы к определению понятия права

Проблемы определения понятия права традиционно относились и относятся к числу наиболее важных в отечественной и зарубежной юридической науке проблем. В исследованиях государства и права им всегда придавалось огромное значение.

Аналогичные мысли по поводу определения понятия права много­кратно высказывались и нашими современниками. «Известное замеча­ние Канта о том, что юристы все еще ищут определение права, — пи­шет, например, по этому поводу Г.В. Мальцев, — остается справедли­вым и в наши дни. Юридическая мысль, судя по всему, обречена на бесконечный поиск определения права, побуждаемая к этому практиче­ской необходимостью построить правопорядок на фундаменте как можно более надежных, четких и полных знаний о его сущности, предмете правового регулирования». С одной стороны, справедливо за­мечает ученый, «постоянная неудовлетворенность достигнутым уров­нем юридических знаний, вечно актуальное ощущение неполноты пра­ва, желание его усовершенствовать, а с другой — возрастающее вместе с опытом понимание относительности результатов, добываемых юриди­ческой мыслью, ограниченного и преходящего характера выводов, в «истинность» которых люди уже успели поверить».

К настоящему времени в отечественной и зарубежной научной литературе выработано множество различных определений права. И все они (не считая субъективных, умозрительных построений) в той или иной степени адекватно отражают реальную правовую действительность. Однако трудность выработки устойчивого, а тем более «всеобщего» понятия, охватывающего все стороны правового бытия, Заключается прежде всего в сложности, многоуровневое и сильной подвижности во времени (различные эпохи) и пространстве (различные страны и правовые культуры) правовой материи.

Следует отметить, что право, как и государство, принадлежит к чис­лу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений. Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что оно не исчерпывается одним каким-либо смыслом.

Для решения вопроса о разработке общего определения понятия пра­ва, в равной мере охватывающего и отражающего как различные — пози­тивистские и естественно-правовые — взгляды и представления о праве, так и его национальные и региональные видения, необходимо, очевидно, одновременно идти, с одной стороны, по пути выявления и раскрытия его общеродовых с другими однопорядковыми явлениями (такими, как политика, мораль и др.) черт, а с другой — по пути установления и раскрытия его «специфических видовых признаков».

Кроме того, весьма важно, как справедливо отмечается в литературе, учитывать, что право — это не только весьма сложное, многосто­роннее, но одновременно и многослойное, многоуровневое явление.

Будучи регулятором общественных отношений, право, независим от того, как оно понимается и как определяется, всегда структурируется как минимум на трех уровнях или средах — нормы, идеи и отноше­ния. Основополагающую роль при этом неизменно играют нормы «Нормативность, — резонно замечает Г.В. Мальцев, — это универсальное и глубинное качество права. Норма есть во всякой форме пра­ва— в древнем обычае, так же как и в современном законе».

С учетом данного обстоятельства в течение многих столетий формировалось и формируется нормативистское определение понятия пра­ва. Даже тогда, когда право определялось не только в объективном, но и в субъективном смысле, оно неизменно сводилось к норме. Пра­во, писал в начале прошлого столетия Е.Н. Трубецкой, следует рас­сматривать: «1) как совокупность норм, предоставляющих, но вместе с тем ограничивающих свободу лица, и 2) как свобода, предоставленная и ограниченная нормами». Под правом в объективном смысле, пояс­нял автор, «нужно разуметь совокупность всех юридических норм», а под правом в субъективном смысле «следует разуметь ту сферу внешней свободы, которая предоставляется человеческой личности нормами объективного права».

Аналогичные определения понятия права, акцентирующие внимание исследователем главным образом на норме права или же на совокуп­ности норм, наряду с другими определениями сохраняются в несколь­ко видоизмененном, «модернизированном» виде и поныне. Причем это касается не только отечественного, но и зарубежного правоведения. В этом нет ничего удивительного, а тем более предосудительного в смысле не только правомерного и допустимого, но и необходимого в интересах развития юридической науки существования различных то­чек зрения в отношении права как явления и его общего понятия.

Однако нормативный аспект права нельзя преувеличивать в ущерб другим его срезам, а тем более абсолютизировать. В этом плане несо­мненно прав Г.В. Мальцев, когда подмечает, что «большинство опре­делений права», как и других однопорядковых явлений, «даже не пы­таются охватывать трехуровневую структуру соответствующей норма­тивно-регулятивной системы, ограничиваются каким-либо одним уровнем, который берется за основу». В определении понятия права это чаще всего нормативный уровень.

Говоря об определении общего понятия права, а вместе с тем о формировании представления о его сущности и содержании, нельзя не обратить внимания наряду с отмеченными также на другие факторы, играющие важную роль в данном процессе. В частности, на те из них, которые связаны со служебной ролью и социальным назначением пра­ва в жизни общества и государства.

Общепризнан тот факт, что в социальном плане право никогда не бывает абстрактным. Оно всегда выражает и закрепляет прежде всего волю и интересы стоящих у власти социальных классов, слоев, групп, прослоек. Нет права «вообще». Оно всегда конкретно и реально.

В принципе разделяя этот многократно подтвержденный самой жиз­нью тезис, следует в то же время обратить внимание на его опреде­ленные изъяны, его известную уязвимость. Дело в том, что, сводя всю государственную волю, выражаемую в праве, а вместе с ней и все его социальное содержание только к классовому содержанию, мы тем самым, во-первых, упускаем из виду, сознательно или непроизвольно все остальные существующие в обществе, помимо классовых и наряду с классовыми, многочисленные социальные общности (группы, слои трудовые коллективы), их волю и интересы; во-вторых, не учитываем того, что у власти в определенные, чаще всего переходные от одной исторически сложившейся системы власти к другой периоды могут стоять не классы, а определенные слои (клики, кланы и т.п.) людей со своими взглядами, ценностями и интересами, отражаемыми в праве, в-третьих, упускаем из поля зрения тот общеизвестный факт, что в любом обществе наряду с защитой интересов стоящих у власти клас­сов или слоев право самопроизвольно, естественно или вынужденно отражает интересы всего общества. В нем неизменно сочетаются груп­повые интересы с общесоциальными, национальными, классовые с об­щечеловеческими. Степень такого сочетания и соответствия не везде одинакова. Но она существует. И это естественно. Ибо право изна­чально порождается и развивается не как результат деятельности лишь отдельного класса, нации или группы людей. Оно является порождени­ем и результатом естественного развития всего общества.

Говоря о выражении в праве воли и интересов различных слоев об­щества, нации, классов, социальных групп, следует также иметь в ви­ду, что западная социология, а отчасти и другие гуманитарные науки традиционно не только оперируют классовой структурой общества (высший, средний и низший, рабочий класс), но и рассматривают его под углом зрения деления на «страты».

Деление на «страты» — стратификация в отличие от классовой гра­дации представляет собой «горизонтальное деление общества на впол­не определенные и отличающиеся друг от друга части общества, та­кие, как классы, слои, касты, и пр.» . Существуют различные опреде­ления страт и различные к ним подходы. Некоторые западные авторы в процессе изучения общества и возникающих на его базе различных государственно-правовых явлений пользуются исключительно страти­фикацией. Другие же предпочитают, наоборот, классовую градацию.

Однако независимо от того, чему отдается предпочтение — классо­вой градации или социальной стратификации, важно, чтобы в праве, рассматриваемом как явление в целом, или же в его отдельных отрас­лях и институтах в полной мере учитывались интересы не только час­ти общества в виде господствующего класса, группы, слоя, «страты», но и всего общества. В этом, помимо всего прочего, состоит залог эф­фективности права и его социальной значимости. В этом его ценность как элемента культуры человечества.

Положения, отражающие интересы всего или по крайней мере большей части общества, содержатся не только в международно-право­вых актах, но и в актах, принимаемых на уровне государств, — в кон­ституциях, обычных законах, некоторых подзаконных актах. Фактиче­ски конституция каждого современного государства содержит в себе требования и положения, затрагивающие интересы всего общества. Это очевидно и бесспорно.

Так, Конституция Российской Федерации провозглашает равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), право каждого на жизнь (ч. 1 ст. 20), на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22), право «на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле­графных и иных сообщений» (ч. 2 ст. 23), право на труд, право на отдых, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на образование (ст. 37, 41, 43).

Такие же или подобные им права и свободы, затрагивающие интере-СЬ1 всех или подавляющего большинства членов общества, провозглашаются и законодательно закрепляются в других странах.

Решая вопрос об определении понятия права, под углом зрения его соци­ального содержания, социально-классовой роли и назначения, нельзя не заметить, что в научной литературе в данном отношении, так же как и в других ранее отмеченных отношениях, над единством мнений преобладает разнобой.

Последнее особенно четко прослеживается в отечественной литера­туре при попытках разрешения проблем соотношения в понятии и со­держании права общечеловеческого и общенационального, с одной стороны, и классового — с другой.

Если сравнивать определения понятия права и подходы к его изу­чению, характерные для советского периода, с определениями понятия права и подходами к его познанию в постсоветский период, то нетруд­но заметить, что важнейшей особенностью тех и других подходов яв­ляется или категоричное признание, или столь же решительное отрица­ние классового характера права. Первые строятся на строго классовых постулатах, на представлении о государстве и праве как средствах, орудиях в руках господствующего класса или классов. Вторые же молчаливо отвергая классовость, апеллируют к общечеловеческим цен­ностям и интересам или же к «общим и индивидуальным интересам населения страны».

В качестве примера сугубо классового подхода к понятию права можно сослаться на довольно типичное определение, в соответствии с которым право рассматривается как совокупность установленных и ох­раняемых государством норм, выражающих волю господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями этого класса. Или на определение права как на систему норма­тивно-обязательного регулирования поведения людей, «поддерживающую государством и выражающую материально обусловленную волю господствующих классов (при социализме — волю народа).

Примером внеклассового или надклассового подхода к определению понятия права может служить дефиниция, в соответствии с которой оно рассматривается как система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают об­щие и индивидуальные интересы населения страны и выступают госу­дарственным регулятором общественных отношений.

Разумеется, в сфере права, равно как и в других сферах государст­венной или общественной жизни, никто не может претендовать на ис­тину в последней инстанции при установлении критериев правильно­сти подходов к изучению и определению понятия тех или иных явле­ний, не исключая и самого права.

Однако в таком множестве определений есть и свои изъяны. Глав­ный из них заключается в трудностях, порождаемых порой взаимоис­ключающими друг друга подходами, отсутствием единого, концентри­рованного, целенаправленного процесса познания права и его практи­ческого использования. Диалектика, таким образом, состоит в том, что множественность определений понятия права как положительное явле­ние выступает в то же время и как отрицательное явление.

Возможно ли успешное преодоление негативных сторон множест­венности, а точнее, известной разрозненности или даже противоречи­вости «социально-классовых» определений понятия права? В значи­тельной мере — да. Можно использовать несколько путей решения данной проблемы. Один из таких путей заключается в том, чтобы на основе сформулированных в разное время частных определений поня­тия права выработать пригодное «на все времена» и «на все случаи жизни» общее определение понятия права.

В отечественной и зарубежной юридической литературе попытки подобного характера предпринимались, и неоднократно. Отмечалось, в частности, что «общее определение права, если оно правильно сформу­лировано, имеет ту несомненную теоретическую и практическую цен­ность, что оно ориентирует на главные и решающие признаки, харак­терные для права вообще и отличающие право от других, смежных, неправовых общественных явлений». Однако тут же, и не без основа­ний, оговаривалось, что в процессе исследования права и его примене­ния нельзя ограничиться «одним лишь общим определением понятия права», поскольку в нем не могут получить «свое непосредственное отражение» весьма важные для глубокого понимания права и практики его применения «специфические моменты, свойственные тому или иному историческому типу права». Специфические особенности, на­пример, рабовладельческого или феодального права вряд ли можно от­разить в общем понятии, которое «вбирало» бы в себя также хотя бы некоторые специфические особенности современных правовых систем или типов права.

Разработкой такого рода определений, когда право рассматривается в весьма абстрактном или одностороннем виде, лишь как «институт принуждения поведения человека власти правил» или как «правила по­ведения, устанавливаемые и охраняемые государством», нередко увле­каются западные юристы. Отечественные же авторы, предпринимавшие попытки выработки общего понятия права, в силу объективных и субъективных причин чаще всего «сбивались» на отдельные специфи­ческие черты, касающиеся «воли» того или иного господствующего класса, рассматривали право исключительно как классовый регулятор общественных отношений и т.п. Иллюстрацией сказанного может слу­жить дефиниция общего понятия права, в соответствии с которой оно представляется как государственная воля господствующего класса, вы­раженная в совокупности норм, которые охраняются государством как классовый регулятор общественных отношений.
 
 
загрузка...

Помощь студенту

Советы

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
84 гостей

Анекдоты про студентов

Студент выходит из аудитории. Его окружают товарищи:
- Ну как, сдал?
- Сдал. Уж он меня топил, топил, а я выплыл.
Когда об этом студенте спросили у профессора, он ответил:
- Уж я его тянул, тянул, еле вытянул.

Читать дальше...


home contact search contact search Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов